ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ В ГОРНО–МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОМ КОМПЛЕКСЕ

Горно-металлургический комплекс не одно десятилетие был традиционным флагманом украинской экономики (совместно с химией приносивший от 30% до 40% валютной выручки).

15/07/2020
Моніторингові продукти
ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ В ГОРНО–МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОМ КОМПЛЕКСЕ

В 90-х годах Украина входила в пятерку крупнейших металлургических стран мира, в 2000-е – опустилась на 6-8 места, в 2014 году – выпала из первой десятки.

Но даже после всех потерь и потрясений ГМК остается важным сектором украинской экономики, который обеспечивает 26% валютных поступлений, 12% ВВП, более чем 30 млрд. грн. налоговых платежей в государственные и местные бюджеты и около 600 тыс. рабочих мест (с учетом смежных отраслей).

По итогам января-мая 2020 года, в котором метталурги не только Украины, но и всего мира столкнулись с двойным кризисом, приведшим к существенному сокращению спроса, Украина заняла 9 место в рейтинге производителей чугуна (8,16 млн. тонн, -6,5% по сравнению с январем-маем 2019 года, обойдя США, где выплавка чугуна составила 7,69 млн. тонн, сократившись на 19,9%), и 13 место – в рейтинге производителей стали (8,3 млн. тонн, -10,5% по сравнению с январем-маем 2019 года, обойдя Италию, которая за этот же период сократила выплавку стали на 26,9%).

Оперативные данные за 6 месяцев свидетельтсвуют о замедлении темпов падения: производство чугуна составило 9,98 млн. тонн (-2,6% по сравнению с первым полугодием 2019 года), стали – 10,10 млн. тонн (-7,6%)

С одной стороны, то, что украинская метталургия падала меньшими темпами[1], чем ее зарубежные конкуренты, можно записать в позитив.

А с другой стороны – приходится констатировать факт: если предыдущий год был самым худшим для метталургов за все годы независимости, то 2020 год, скорее всего, покажет новое дно для отрасли.

Неэффективная политика и предыдущей, и нынешней власти загнала ГМК в глухой кризис, следствием которого стало падение объемов производства, экспортной выручки, потеря рабочих мест...

Причинами упадка в ГМК стали:

1. Продолжающийся (хоть и в тлеющей форме) военный конфликт на востоке страны и блокада неподконтрольных территорий. Неподконтрольными и перешедшими под контроль «днр-лнр» уже более трех лет остаются Енакиевский меткомбинат (ежегодная валютная выручка которого составляла 600-700 млн. дол. США), Енакиевский коксохимический завод, Алчевский меткомбинат (один из наиболее модернизированных в стране благодаря реализованной в 2007-2008 гг. инвестиционной программе общим объемом около 2 млрд. дол. США), Алчевский коксохимический завод, Стахановский завод ферросплавов, Комсомольское рудоуправление и крупнейший в Европе Докучаевский флюсо-доломитный комбинат (вместе обеспечивали 80% общеукраинского производства извести) и т.д. Все эти предприятия после введения блокады Донбасса оказались вне экономики и металлургического комплекса Украины, выпали из производственно сырьевых и логистических цепочек.

2. Отсутствие продуманной долгосрочной стратегии государства в отношении ГМК.Последний стратегический документ в отношении металлургической отрасли – Госпрограмма развития и реформирования ГМК – принимался в июле 2004 года, и ее действие завершилось почти десятилетие  (!!!) назад. В программах правительств А.Гончарука и Д.Шмыгаля отсутствует не только упоминание о ГМК, но даже о промышленной политике вообще. В конце 90-х годов, когда отрасль испытывала серьезные проблемы, был организован специальный эксперимент, охвативший 66 предприятий ГМК, позволивший за пару лет не только возродить отрасль, но и вдохнуть в нее новую жизнь. Но в последние пять лет такое понятие как господдержка вообще ушла из лексикона, не говоря уже из практики работы предыдущих и нынешних властей.

3. Крайняя техническая отсталость отрасли. В мире осталось лишь 2 страны, использующих мартеновскую технологию выплавки стали (Украина и Индия). К сворачиванию мартеновского производства Украина приступила лишь с 2008 года (ЕС отказался от него в конце 80-х – начале 90-х, Китай полностью избавился от «мартенов» в 2003 г.), но мартеновская печь до сих пор пребывают в эксплуатации на «Запорожстали», а «АрселорМиттал Кривой Рог» остановил свой мартен только в марте 2020 года (мартеновская печь впервые была сконструирована в 1864 году). 20% украинской стали выплавляется по технологиям конца XIX – начала XX столетия, отсюда и соответствующее качество, высокая энергоемкость и соответствующая конкурентоспособность. Дедовские производственные технологии характерны и для других предприятий ГМК, основная часть которых была построена в 50-70-е годы прошлого столетия. И перемен к лучшему, строительству новых современных и глубокой модернизации имеющихся меткомбинатов – нет, и в ближайшее время не предвидится. К примеру, в 2019 годуна всех предприятиях ГМК страныв целом произведено строительно-монтажных работ на 168,2 млн. дол. США. Для сравнения – для строительства одного кислородно-конверторного цеха на замену мартена на «Запорожстали» требуется около 1,5 млрд. дол. США.

4. Отсутствие собственных финансовых и недоступность кредитных ресурсов– в том числе для модернизации и развития ГМК. Финансовй результат до налогообложения предприятий ГМК в 2019 году составил «минус» 28,4 млрд. грн. (по крупным – минус 32,6 млрд. грн.), только за первый квартал 2020 года, когда влияние коронавирусно-экономического кризиса еще не проявилось в полный рост в Украине – минус 13,7 млрд. грн. Это не говоря уже о том, что за период 2010-2018 годов ГМК получила совокупный финансовый результат в размере «минус» 124,3 млрд. грн. После банкопада 2014-2016 годов в стране так и не восстановилось кредитование реального сектора экономики в целом, и ГМК в частности. Для отрасли, где рентабельность операционной деятельности в I квартале составляла минус 6,2%, предлагаемые ныне двузначные ставки по кредитам выглядят откровенно неподъемными.

5. Экономический кризис в отраслях – потребителях продукции металлургии. Сам по себе ГМК – это ресурсно-сырьевые отрасли, объемы производства и экономика которых строится на успешности и росте отраслей – потребителей металла. А у них дела обстоят еще хуже, чем у самих металлургов. Практически мертво отечественное автомобилестроение с одним более-менее работающим заводом из восьми. Судостроение уже занимается в основном судремонтом и судопокраской, а не собственно строительством новых суден. Другие подотрасли машиностроения (локомотиво-, вагоностроение, трубная отрасль) – в таком же плачевном состоянии, о чем говорят сухие цифры статистики – в январе-мае 2020 года объемы производства продукции машиностроения составили всего 79,8% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, а если брать май к маю – падение увеличится до 22,4%.

6. Сохранение высоких объемов теневого рынка сырья для металлургической продукции. Из-за этого предприятия ГМК сталкиваются с перманентной проблемой банальной нехватки сырья, которое по теневым схемам уходит на экспорт через левых посредников. Ныне объем  металлургического сырья в «тени» оценивается в 20 млрд. грн. в год, и его легализация и перевод на цивилизованные правила работы позволила бы не только обеспечить ритмичную работу предприятий ГМК, но и создать около 10 тысяч официальных рабочих мест, и обеспечить ежегодные дополнительные постеплуния в бюджет в размере не менее 1 млрд. грн.

7. Проблемы с логистическо-транспортным обеспечением. Уже несколько лет «Укрзализныця» устраивает «локомотивно-вагонные локдауны» в части обеспечения подвоза сырья и вывоза готовой продукции – и при этом постоянно пытается при первом удобном случае инициировать вопрос о повышении тарифов на железнодорожные перевозки. В отдельные периоды бывало, что заявки металлургов на подачу вагонов удовлетворялись всего на 15-20%, в результате чего и предприятия, и государство теряло сотни миллионов гривен в год только по причине неритмичной работы транспортников.

8. Высокие тарифы и налоги. Череда повышений тарифов на газ (только в середине 2020 года он опустился на уровень 2013 года, а на пике в 2018 году превышал 12 тыс. грн. за тысячу кубометров), электроэнергию, железнодорожные перевозки (как уже произошедшие, так и предстоящие) убивают экономику предприятий ГМК. На этот процесс накладывается повышение налоговой нагрузки. Государство из года в год подтягивает вверх ренту, руководствуясь прежде всего фискальными мотивами, и не думая о том, что в результате не получит от металлургов миллиарды гривен других налогов.

9. Сложная социальная обстановка в отрасли.Да, следует признать факт, что в отличие от шахтеров – металлурги пока не предпринимали походы на Киев. Но металлургия занимает четвертое место по уровню зарплатных долгов в стране, которые достигли на 1 июня 222,5 млн. грн. При этом среди тех трех отраслей, который имеют большие размеры задолженности – ни в одной не наблюдается такая негативная динамика их прироста с начала 2020 года. В ГМК всего за 5 месяцев задолженность перед работниками выросла на 36,0% (а на экономически активных предприятиях – на 38,3%). Для сравнения, в углепроме, где долг составляет 372,3 млн. грн., он с начала года сократился на 49,4%... При такой динамике и печальных производственных перспективах в отрасли к концу года долги по зарплатам в ГМК могут превысить 300 млн. грн., что сделает эту проблему еще более острой, чем была до сих пор у шахтеров…

К традиционным проблемам, с которыми ГМК сталкивался годами, добавились и новые.

1. Пытаясь защитить свои рынки, ЕС ввел новые жесткие квоты на ввоз продукции украинских металлургов, которые будут действовать с 1 июля 2020 г. до 30 июня 2021 года (как минимум).

По состоянию на 13 июля, когда календарно прошло только 3,55% от временного интервала действия новых квот, квота на холоднокатаный плоский прокат уже выбрана на 16,3%, на арматуру – на 13,7%, на бесшовные трубы – на 23,7%, на холоднокатаные прутья и бруски – на 20,0%, на тольстолистовой прокат – на 10,7%. Физически это означает, что уже в конце августа – начале сентября на каждую вторую позицию отечественных металлургов, поставляемую в Европу, будет запускаться дополнительная заградительная пошлина в размере 25%, снижая и так недостаточно высокую ценовую конкурентоспособность нашей продукции на фоне значительного укрепления реального эффективного курса гривны за последние два года. 

2. Дополнительный удар по металлургии может нанести недавнее решение НКРЭКУ о двукратном повышении тарифа на услуги по передаче электрической энергии ЗАО «НЭК «Укрэнерго». В случае реализации этого решения, по оценкам экспертов, реальный сектор экономики будет вынужден оплатить дополнительно еще 11,5 млрд. грн., в т.ч. промышленность – 8,5 млрд. грн, из которой металлургическая отрасль – 5,2 млрд. грн., что может привести к остановке ряда производственных мощностей.



[1]К примеру, в первой десятке производителей чугуна выплавка в Индии (2 место) сократилась на 21,1%, в Японии (3) – на 11,5%, в Бразилии (7) – на 16,7%, в Германии (8) – на 13,6%. Среди стран – производителей стали ее выплавка в Японии (2 место) упала на 13,5%, в Индии (3) – на 24,6%, в США (4) – на 15,5%, в Бразилии (9) – на 15,9%.