ИТОГИ РАБОТЫ ПРОМЫШЛЕННОСТИ УКРАИНЫ В 2017 ГОДУ

01/02/2018
Моніторингові продукти
ИТОГИ РАБОТЫ ПРОМЫШЛЕННОСТИ УКРАИНЫ В 2017 ГОДУ

По информации Госстата, промышленное производство в 2017 году сократилось по сравнению с прошлым годом на 0,1%.

Правительство предпочло не заметить, что промышленное производство в стране упало,разместив на своем сайте удобные сравнения декабря с декабрем позапрошлого года, и месячную динамику «декабрь/ноябрь»[1].

На самом деле – ситуация остается сложной.Показатели 2017 года составляют всего 79,6% от объема промышленного производства 2013 года, когда уже вовсю проявились последствия торговой войны с РФ, и 76,2% от уровня 2012 года – до ее начала (в сопоставимых параметрах – без учета аннексированного Крыма и зоны АТО).

В каждом третьем (7 из 25) регионе страны промышленное производство продолжало падать. Наиболее сложная ситуация наблюдается в Луганской (-31,0%) и Донецкой (-12,6%) областях. Еще год назад они порадовали ростом – на 39,0% и 6,4% соответственно, заняв по этому показателю соответственно первое и шестое место в стране. Закрепление тенденции к росту могло бы поспособствовать скорейшему восстановлению довоенного потенциала этих регионов – но этого не произошло, и краткосрочный прошлогодний рост сменился заметным падением…

Кроме Донбасса, промышленное производство сократилось также в Киеве (-4,9%), Черниговской (-3,9%), Черкасской (-1,2%), Полтавской (-1,2%) и Днепропетровской (-0,3%) областях.

В Днепропетровской области промышленное производство сокращается уже пять лет подряд, а общие объемы падения по сравнению с 2012 годом превысили 17%. В этом регионе промышленный сектор всегда играл видную роль в структуре экономики, будучи представленным практически всеми отраслями – от ракетно-космической и металлургической до легкой и пищевой промышленности. Длительное падение промышленного производства – это фактор, провоцирующий безработицу, долги по зарплате и другие социальные проблемы, которые в свою очередь будут влиять на возможности и темпы дальнейшего восстановления. Сегодня даже такой флагман и визитная карточка отечественной промышленности, как Южный машиностроительный завод, не в состоянии без помощи государства платить зарплату своим сотрудникам!

Лидером роста в 2017 году, по данным Госстата, стала химическая промышленность (+17,4%). Этот результат не стоит переоценивать – в 2014-2015 годах эта отрасль упала на 27,2%, в позапрошлом году восстановилась всего на 1,1%, и по итогам 2017 года выпустила продукции в объеме 86,4% от уровня 2013 года.

На втором месте по темпам роста оказалось автомобилестроение(+15,2%). Здесь также налицо эффект от низкой базы сравнения. Объемы производства хоть и выросли двузначными темпами, но количество выпущенных автомобилей продолжает оставаться мизерным.  За год 8 автомобильных заводов страны выпустили совместно 7296 «легковушек» (в среднем – 20 единиц в день), 486 грузовиков (1,3 в день) и 804 автобуса (2,2 в день). К примеру,Volkswagen в 2017 году, несмотря на проблемы «дизельгейта», каждые сутки отгружал потребителям более 29 тысяч машин в день – почти в 1250 раз больше, чем весь украинский автопром. 9 января 2018 года завершилась ликвидация Кременчугского автосборочного завода, созданного в 1995 году. Эта же участь грозит простаивающему третий год Бориспольскому автозаводу… В зоне риска и Часовоярский автобусный завод, который в минувшем году собирал один автобус раз в четыре дня.

Заметный прирост продемонстрировали также мебельщики и ремонтники (+9,5%), компьютерщики и электронщики (+8,1%). Первый сектор добился роста за счет моратория на экспорт леса, который уже два года является камнем преткновения в отношениях с ЕС, требующим его отмены. Время от времени со стороны правительства посылались сигналы о готовности пересмотреть это решение, которое заблокировало заход в страну финансовой помощи в размере 600 млн. евро. Зашедшие в тупик отношения с МВФ и дефицит финансовых ресурсов могут подтолкнуть правительство к более активным действиям, и это может существенным образом отразиться на работе отечественной мебельной промышленности. Критично следует оценивать и достижения в области электронной и компьютерной промышленности. Эта отрасль отечественной промышленности неконкурентна на мировом рынке, технологическое отставание продолжает углубляться, и сборка некоторых видов продукции полностью из китайских комплектующих – не повод для особой радости.  

Общий рост по итогам 2017 года перерабатывающей промышленности (на 4,0%) не перекрыл заметного падения в добывающей (-5,8%) и топливно-энергетическом комплексе (-6,5%).

Наибольший провал в работе в 2017 году продемонстрировали угольная (-16,3%) и коксохимическая (-15,0%) отрасли. Добыча каменного угля сократилась на 16,0%, производство кокса – на 18,5%. На обеих отраслях, безусловно, в первую очередь сказалась блокада ОРДЛО.

- Три месяца простоял Авдеевский коксохим, который был обесточен в результате боевых действий. Он смог полноценно заработать лишь в мае после ввода в эксплуатацию новой высоковольтной линии, построенной на подконтрольной территории. С марта под т.н. «внешнее управление ДНР-ЛНР» ушли Енакиевский коксохим и Донецккокс (производившие кокс не только для местных металлургических комбинатов, но и для расположенных на подконтрольных территориях), ряд шахт, добывающих коксующие и энергетические угли.

- Наиболее критичной стала потеря 100% добычи антрацита, приведшая к необходимости увеличивать импорт угля, а также переориентации блоков тепловых электростанций на угли газовой группы, что привело к образованию в середине осени дефицита и по этой марке энергоресурсов. Несмотря на то, что по сравнению с прошлым годом план по добыче угля был снижен почти на 20% - но даже и он недовыполняется, отставание по итогам года составило 1,1%, а по энергетическим углям – 9,4%.

- Образовавшийся дефицит энергетического угля пришлось закрывать поставками из США и ЮАР (что еще 5 лет назад вызвало бы удивление). Понадобилось пригнать в Украину полтора десятка суден с энергетическим углем для государственных и частных тепловых электростанций, а общий объем импорта угля в 2017 году составил 19,8 млн. тонн. При этом основным поставщиком этого сырья стали не заокеанские партнеры, а Российская Федерация, доля которой превысила 56%, и за который было уплачено 1,5 млрд. дол. США.

Сложной остается ситуация в металлургии. Добыча металлических руд сократилась на 6,3%, выпуск металлургической продукции – 0,4%.

- Выплавка стали в 2017 году сократилась на 2,9%, чугуна – на 14,8%, катанных и кованных полуфабрикатов – на 6,3%, полуфабрикатов, полученных непрерывным литьем – на 19,2%, проката черного металла – на 11,5%... Поспособствовали этому уменьшение добычи сырья: на 3,3% - железорудного неагломерированного концентрата, на 10,1% - агломерированного концентрата, на 1,0% - неагломерированной железной руды. В сегменте поддерживающей продукции «для металлургов» - тоже проблемы: производство прокатного оборудования сократилось на 36,2%, а конвертеров и литейных машин – на 55,9%!

- Помимо внутренних сложностей, проблемы отрасли постоянно добавляет «Укрзализныця». Ситуация с удовлетворением заявок на подачи вагонов для завоза сырья и вывоза готовой продукции продолжает осложняться. Ассоциация «Укрметаллургпром» завалила правительство десятками обращений по поводу того, что ряд предприятий отрасли не получил и десятой доли заказанных вагонов. Из-за организованного железнодорожниками дефицита вагонов металлургические и горно-обогатительные комбинаты постоянно срывают не только производственные планы, но и валютные зарубежные контракты и терпят колоссальные убытки от недопоставки продукции и недополучения валютной выручки. И все это происходило в год, когда конъюнктура мировых рынков была стабильно благоприятна для Украины, и которой можно было бы воспользоваться по максимуму, но этого не произошло.

Сохраняются, невзирая на прирост объемов производства, проблемы вхимической отрасли.Из-за  непродуманной политики месяцами простаивали без дела отечественные производители минеральных удобрений. Только в третьей декаде июня заработал химкомбинат в Черкассах, в середине июля – «Ровноазот», остановленные в марте 2017 года. Лишь в конце ноября запустился остановленный весной «Северодонецкий азот». В ноябре после нескольких неудачных попыток перезапуска в очередной раз прекратил работу Одесский припортовый завод, до того шесть месяцев находившийся по официальной версии в «регламентном ремонте». За это время цена на карбамид упала, и желающих его законтрактовать попросту не оказалось…

Остается сложной ситуация в транспортном машиностроении:

- На трехавиазаводахстраны – продолжается прошлогодние затишье и застой. Как большая победа расценена сборка и продажа в Казахстан Ан-74. Это уже и не удивляет – и в прошлом году общими усилиями выпустили за саудовское финансирование также всего один (демонстрационный) образец Ан-132, который теперь вместе с более давними наработками Ан-148 и Ан-158 возят по авиасалонам как «перспективные проекты». Время от времени концерн «Укроборонпром», куда передали мощности «Антонова», обнародует информацию о подписании договоров, меморандумов, протоколов о намерениях, благодаря которым на отечественных предприятиях вот-вот начнется серийная сборка самолетов. Но по факту ничего этого не происходит и уже не первый год. Практически спрятан под сукно проект АН-70, который десятилетия назад представляли как самый конкурентоспособный военно-грузовой самолет в мире. Последняя новость о нем – намерение «Антонова» переапгрейдить АН-70 таким образом, чтобы полностью избавить его от российских комплектующих, но до практический работы в этом направлении руки пока не дошли. Потихоньку запылилась и озвученная идея о достройке второго АН-225 «Мрия», представленная более года назад на 70-тилетнем юбилее АНКТ «Антонов». Единственно, что позволяет авиастроителям еще держаться на плаву – это возникающие время от времени заказы на перевозки крупногабаритных грузов самолетами АН-124 «Руслан».

- Некогда мощнаясудостроительнаяотрасльпостепенно превратилась в судоремонтную и судо-покрасочную. Сегодня отечественные корабелы, которые в конце 80-х годов ежегодно спускали на воду 50-60 коммерческих суден и 10-12 военных кораблей (а Украина была в семерке стран мира, способных выпускать авианосцы), перебиваются разовыми мелкими контрактами, и выживают в основном благодаря проведению ремонтных работ по замене металла. Деградация отрасли налицо. К примеру, ГП «Николаевский судостроительный завод» (бывш. им. 61 коммунара), известный созданными на нем броненосцем «Потемкин» и авианосцем «Варяг» (ныне – флагман ВМС Китая «Ляонин») с 2009 года не построил ни одного корабля. С ноября 2014 года на предприятии не платится зарплата, долг по которой на 22.01.2018 составляет 63,7 млн. грн. На имущество предприятия еще в 2015 году по решению суда наложен арест, счета предприятия также заблокированы. 1 ноября 2017 года предприятие окончательно стало, объявив, что не в состоянии дальше содержать за свой счет недостроенный тяжелый ракетный крейсер «Украина», как это происходило в течение трех последних лет. Прошло более двух с половиной месяцев, но реакции правительства нет. В то же время возможное разрушение энергетических узлов и элементов оборудования корабля-недостроя грозит экологической катастрофой и загрязнением акватории Буга и Ингула…

Даже в тех отраслях, где формально достигнут рост – тоже далеко не все однозначно.

В пищевой промышленности– на 9,6% сократилось производство мяса свежего и охлажденного крупного рогатого скота, на 5,3% - свинины, на 21,2% - мороженого мяса птицы, на 5,7% - смесей соков фруктовых и овощных, на 3,8% - свежего сыра неферментированного, на 2,9% - йогуртов и сквашенного молока, на 2,0% - муки, на 6,9% - хлеба и хлебобулочных изделий, на 1,0% - кондитерских изделий не содержащих какао, на 16,2% - спредов и жировых смесей, на 1,4% - молокосодержащих продуктов, на 13,0% - коньяков, на 17,6% - водки, на 1,0% - пива. Сокращение производства ожидаемо привело к росту цен на продукты питания на 18,3% по сравнению с декабрем 2016 г. При таких тенденциях пищепром не только не сможет расширять присутствие на внешних рынках, но вскоре начнет терять и собственный внутренний…

- Влегкой промышленности– зафиксировано сокращение производства шерстяной пряжи на 23,7%, костюмов, пиджаков, юбок, брюк, комбинезонов женских – на 4,6%, женских пальто и плащей – на 9,5%, свитеров и пуловеров – на 0,9%, кожаной обуви – на 3,3%.

- Вфармацевтической отраслина 4,5% упало производство лекарственных средств, содержащих антибиотики.

- Хватает проблем в отраслистройматериалов: добыча известняка и известнякового камня (для изготовления цемента и извести) в 2017 году уменьшилась на 16,2%, производство негашеной извести – на 7,2%, блоков из цемента и бетона и кирпича – на 6,7%, элементов строительных конструкций из цемента, бетона и искусственного камня – на 8,6%, щитового паркета – на 20,7%.

- Вэлектронной, электромеханической и механической отраслив 2017 г. на 69,0% сократился выпуск полупроводниковых приборов, на 7,6% - контрольно-измерительной аппаратуры, на 20,2% - низкомощных электродвигателей постоянного тока, на 15,4% - среднемощных электродвигателей переменного тока, на 24,5% преобразователей и катушек индуктивности, на 39,2% - панелей цифрового управления, на 10,7% - изолированного провода, на 12,9% - кнопочных включателей-переключателей, на 18,7% - патронов для ламп, на 8,4% - стиральных и сушильных машин, на 4,5% - дренажных и канализационных насосов, на 47,7% - валов, на 13,6% - контрольно-кассовых, маркировочных и билетных аппаратов, на 24,3% - аппаратуры и оборудования для очистки воды, на 3,3% - верстатов, на 16,9% - плугов, на 6,7% - распушителей и культиваторов, на 7,1% - сеялок, на 2,6% - машинного оборудования для сортировки, просеивания, промывания, дробления, на 1,0% - прицепов и полуприцепов.

Речь не идет о какой-то новой, трудоемкой, технологически неподъемной в условиях кризиса промышленной продукции – мы теряем объемы производства того, что выпускалось всего 12 месяцев назад, а его реализация давала людям рабочие места, а бюджету – налоговые поступления!

Причины продолжающегося кризиса в промышленности:

1. Экономическая блокада Донбасса. Для сотен промышленных предприятий это спровоцировало перебои в работе, проблемы с обеспечением сырьем и комплектующими, сбытом готовой продукции, более дорогой логистикой и т.д. Чтобы понять масштабы потерь, достаточно обратить внимание на то, сколько планировали произвести в 2017 году предприятия, не работающие ныне на экономику Украины, сколько они обеспечивали поступлений в бюджет и скольким людям давали рабочие места:

- ПАО «Енакиевскии? металлургический? завод» (6,7 тыс. сотрудников). На 2017г. было запланировано производство 2,4 млн. тонн стали, ожидаемая валютная выручка - 0,7 млрд. дол. США, уплата налогов в бюджет Украины в 2016 году - 372 млн. грн. (без НДС);

- ПАО «Алчевскии? металлургический? комбинат» (11,5 тыс. сотрудников), планировал. Произвести 2,8 млн. тонн стали, ожидаемая валютная выручка 0,82 млрд. дол. В 2016 году перечислил в бюджет 410 млн. грн. налогов (без НДС);

- Металлургический? комплекс ЧАО «Донецксталь – металлургический? завод» (4,5 тыс. человек). Ожидаемая валютная выручка в 2017 году 0,36 млрд. дол., оплата налогов в 2016 году - 160 млн. грн. (без НДС);

- Енакиевский коксохимический завод (1,2 тыс. сотрудников). В 2017 году планировал произвести 0,46 млн. тонн кокса. Оплата налогов в 2016 году - 92 млн. грн. (без НДС);

- ПАО «Краснодонуголь» (9,8 тыс. работающих). Планировал производство угольного концентрата (коксующиеся марки) в объеме 1,6 млн. тонн.; в 2016 году уплатил в бюджет Украины 435 млн. грн. налогов (без НДС);

- ПАО «Комсомольское рудоуправление» (1,8 тыс. сотрудников). Он производил около 40% флюсовых известняков в стране для отечественной металлургии, на 2017 год планировал объем 2,6 млн. тонн. В 2016 году заплатил 66 млн. грн. налогов (без НДС).

2.Слабый уровень государственной поддержки базовых отраслей промышленности. В лучшие годы ее ощущали на себе десятки отраслей, но после смены власти были ликвидированы практически все ранее предоставляемые льготы. По инициативе народных депутатов крайне незначительная часть их была восстановлена (например, с 1.01.2017 – для авиастроения), но за несколько предыдущих лет отрасли оказались в настолько глубокой яме, что предложенные инструменты в таком объеме почти не влияют на результаты работы.

3.Высокие процентные ставки по кредитам, практически недоступным для большинства отраслей. Ситуация усугубляется крайне высоким уровнем кредиторской задолженности по займам, полученным в прежние годы, которая еще на 1 января 2017 года превышала 1 триллион !!! гривен, увеличившись всего за год почти на 25%.

4. Низкая рентабельность, а для отдельных отраслей – и убыточность работы. По данным Госстата, например, рентабельность металлургической промышленности за 9 месяцев 2017 года составила +0,1%, нефтеперерабатывающей и коксохимической промышленности – «минус» 2,4%, мебельной отрасли и ремонтно-монтажной деятельности – «минус» 7,9%.

В целом следует отметить – у последних трех пост-майданных Правительств нет четкого комплексного видения перспектив отечественной промышленности, первоочередных приоритетов, эффективных инструментов поддержки высоко- (пока еще) конкурентных сегментов промышленности.

Больше года назад был создан Национальный комитет по промышленному развитию, который взялся возглавить лично премьер-министр. Одной из его первоочередных задач было написание Стратегии промышленного развития, которую обещали предоставить и утвердить до конца 2017 года. Заканчивается первый месяц 2018 года, государственный бюджет давно утвержден – а Стратегии по сути никто пока так и не увидел…

В последние годы в Украине отсутствует продуманная и системная промышленная политика. Зачастую властью принимаются хаотические и противоречивые решения. То Правительство берется заканчивать и вводить в эксплуатацию единственную строящуюся за годы независимости шахту «Нововолынская №10», то предусматривает на эти цели в бюджете всего 10 млн. грн. (эквивалент 342 тыс. дол. США), которых не хватит даже на ее консервацию. Время от времени демонстрируются испытания новых образцов ракетной техники, при этом основные надежды на «Южмаше» возлагаются на ежегодные бюджетные подачки для погашения долгов по электроэнергии и зарплатам. То анонсируются программы возрождения отечественного флота (в первую очередь его военной компоненты), и масштабные работы по возобновлению судоходства на Днепре, Дунае, Днестре и т.д., но все заканчивается парой небольших речных бронированных катеров от «Ленинской кузницы».

Со стороны Правительства идут постоянные заявления о государственной поддержке отечественного машиностроения. Инструменты поддержки известны давно, они не являются какими-то уникальными – недорогие и желательно «длинные» кредиты, помощь в расширении рынков сбыта и продвижении продукции, государственный / муниципальный заказ.Но в практической плоскости не делается ровным счетом ничего.

- Создание экспортно-кредитного агентства в 2017 году так и не состоялось. В бюджете-2018 на ЭКА заложено 200 млн. грн., но с ресурсом, эквивалентном менее 7 млн. дол. США проблематичным будет сопровождение даже небольших контрактов.

- При кредитах под 15-17% годовых украинские промышленники будут на порядок менее конкурентоспособнее, чем, к примеру, их европейские коллеги. Этот тезис неоднократно публично озвучивался и политиками, и крупными представителями реального сектора экономики, но более чем за год работы Национального комитета по промышленному развитию под председательством В.Гройсмана в этом направлении подвижек также нет. Заложенный в бюджет прогноз по инфляции (а реальный будет как минимум 11-12%) означает, что и в 2018 году проблема недоступности кредитов будет оставаться такой же острой, как и в ушедшем году.

- Госзаказы даже в такой важной сфере как оборона (не говоря уже обо всех остальных) финансируются не полностью, со значительным отставанием и завершаются гораздо чаще коррупционными скандалами и «левыми» тендерами, а не успешной реализацией.

Государство, совершенно не справляющееся с функцией эффективного управления госсектором в базовых отраслях промышленности (где каждое второе предприятие – потенциальный банкрот), с помощью прокуратуры и судов возвращает себе все новые и новые объекты. За последние время в госсобственность переведен Одесский НПЗ, «Днипроавиа» вместе с Днепровским аэропортом, арестованные имущество и 99% акций Черноморского судостроительного завода. Этот процесс продолжает набирать обороты – государство уже в ближайшее время может стать владельцем  разнообразных залоговых целостных имущественных комплексов в национализированном «Приватбанке», есть решение суда первой инстанции о возврате в госсобственность акций «Укртелекома».

Что может дать государство этим «старым-новым» активам? Абсолютно ничего. У него нет ни 2,8 млн. тонн нефти, чтобы запустить в работу нефтепереработку в Одессе, ни дополнительного пассажиропотока, чтобы повысить эффективность и улучшить результаты работы Днепровского аэропорта, ничего в плане госзаказа для николаевских корабелов, никаких инструментов и возможностей для развития телекоммуникационных систем, разработки и внедрения новых видов услуг от «Укртелекома». У государства нечего предложить даже в части эффективного менеджмента, который смог бы придать новое дыхание и внедрить современные управленческие технологии на эти и многие другие предприятия… Оно оказалось неспособным за 4 года новой власти представить хотя бы концептуально – как должна выглядеть промышленная политика в стране, индустрия которой еще 26 лет назад выглядела достойно на фоне ведущих стран Евросоюза.

НоСЭП

[1]https://www.kmu.gov.ua/ua/news/promislove-virobnictvo-v-ukrayini-vidnovlyuye-zrostannya-derzhstat