ИТОГИ РАБОТЫ ПРОМЫШЛЕННОСТИ УКРАИНЫ ЗА 10 МЕСЯЦЕВ 2017 ГОДА

Промышленный сектор продолжает демонстрировать падение – что октябрь-2017 к октябрю-2016 (-0,5%), что октябрь-2017 к предыдущему месяцу (-0,1%), что 10 месяцев 2017 к аналогичному периоду годом ранее.

06/12/2017
Моніторингові продукти
ИТОГИ РАБОТЫ ПРОМЫШЛЕННОСТИ УКРАИНЫ ЗА 10 МЕСЯЦЕВ 2017 ГОДА
Региональный разрез
В каждом третьем (8 из 25) регионе страны промышленное производство продолжало падать. Наиболее сложная ситуация наблюдается в Луганской (-30,0%) и Донецкой (-12,6%) областях. Еще год назад они показывали рост – на 51,0% и 5,3% соответственно, заняв по этому показателю соответственно первое и одиннадцатое место в стране. Закрепление тенденции к росту могло бы поспособствовать скорейшему восстановлению довоенного потенциала этих регионов – но этого не произошло, и краткосрочный прошлогодний рост сменился заметным падением.
За последние годы активность в решении вопросов восстановления экономики подконтрольных частей этих регионов постепенно «сходит на нет». После создания Министерства оккупированных территорий тематика восстановления Донбасса размылась между ним и Минрегионстроем, а по факту – оказалась фактически ничейной. 
Кроме Донбасса, промышленное производство сократилось также в Киеве (-5,2%), Черниговской (-3,5%), Черкасской (-1,6%), Закарпатской (-1,3%), Днепропетровской (-1,0%), Полтавской (-0,5%) областях.
Промышленное производство в Полтавской областях падает как минимум уже два года подряд (Госстат и региональное управление статистики закрыли данные за 2015 и предыдущие годы). 
Еще хуже ситуация в Днепропетровской области – промышленное производство сокращается уже пять лет подряд, а общие объемы падения по сравнению с 2012 годом превысили 17%. В этом регионе промышленный сектор всегда играл видную роль в структуре экономики, будучи представленным практически всеми отраслями – от ракетно-космической и металлургической до легкой и пищевой промышленности. Длительное падение промышленного производства – это фактор, провоцирующий безработицу, долги по зарплате и другие социальные проблемы, которые в свою очередь будут влиять на возможности и темпы дальнейшего восстановления. Сегодня даже такой флагман и визитная карточка отечественной промышленности, как Южный машиностроительный завод, не в состоянии без помощи государства платить зарплату своим сотрудникам! 

Причины продолжающегося кризиса в промышленности:

- экономическая блокада Донбасса. Для сотен промышленных предприятий это спровоцировало перебои в работе, проблемы с обеспечением сырьем и комплектующими, сбытом готовой продукции, более дорогой логистикой и т.д.;

- слабый уровень государственной поддержки базовых отраслей промышленности. В лучшие годы ее ощущали на себе десятки отраслей, но после смены власти были ликвидированы практически все ранее предоставляемые льготы. По инициативе народных депутатов крайне незначительная часть их была восстановлена (например, с 1.01.2017 – для авиастроения), но за несколько предыдущих лет отрасли оказались в настолько глубокой яме, что предложенные инструменты в таком объеме почти не влияют на результаты работы.

- высокие процентные ставки по кредитам, практически недоступным для большинства отраслей. Ситуация усугубляется крайне высоким уровнем кредиторской задолженности по займам, полученным в прежние годы, которая на 1 января 2017 года превышала 1 триллион !!! гривен, увеличившись всего за год почти на 25%. Собственный же капитал вырос за аналогичный период всего на 0,9%, составив чуть более 0,5 трлн. грн.

- низкая рентабельность, а для отдельных отраслей – и убыточность работы. Например, рентабельность металлургической промышленности в I полугодии 2017 года составила -0,4%, нефтеперерабатывающей и коксохимической промышленности – «минус» 3,7%, коммунального хозяйства – «минус» 7,6%, мебельной отрасли и ремонтно-монтажной деятельности – «минус» 8,9%.

 

Отраслевой срез
Рост по итогам 10 месяцев перерабатывающей промышленности (на 3,8%) не перекрыл заметного падения в добывающей (-6,3%) и топливно-энергетическом комплексе (-5,9%). 
Из отраслей промышленности самый высокий рост продемонстрировали автомобилестроение (+14,4%), химическая (+11,5%), мебельная (+10,1%), электронная (+8,8%) и легкая (+7,3%) промышленность. 
- Но только в мебельной промышленности такой результат является в какой-то мере результатом проактивного действия власти – рост производства стал возможным благодаря действию запрета на экспорт необработанной древесины, продавленный депутатами вопреки позиции правительства. Но сколько еще продляться такие благоприятные для отечественного меблепрома условия – неизвестно: под давлением со стороны ЕС уже несколько раз (правда, пока безуспешно) инициировался вопрос об отмене действующего моратория на экспорт леса.
- Во всех остальных «успешных» отраслях рост зафиксирован благодаря низкой базе сравнения: отрасли промышленности последние два года пытаются «отыграть» глубокие провалы и падения 2014-2015 годов.
- В автомобилестроении причина кроется в низкой базе сравнения (год назад производство в ней сократилось на 1,8%), когда количество производимых на автозаводах страны увеличилось на 79% - с 371 до 664 единиц в месяц (для сравнения: 2008 год – 35,5 тысячи машин в месяц).
- В электронной промышленности отечественные товаропроизводители давно и значительно уступают в конкурентоспособности и инновационности продукции своим коллегам из Юго-Восточной Азии, поэтому считать это большим успехом не стоит, а темпы роста по сравнению с прошлогодними упали более чем в 2,1 раза.
Вместе с тем, восстановление идет далеко не везде. 
Наибольший провал в работе в январе-октябре 2017 года продемонстрировали угольная (-17,1%) и коксохимическая (-16,5%) отрасли. Добыча каменного угля сократилась на 17,4%, производство кокса – на 20,5%. На обеих отраслях, безусловно, в первую очередь сказалась блокада ОРДЛО. 
- Три месяца простоял Авдеевский коксохим, который был обесточен в результате боевых действий. Он смог полноценно заработать лишь в мае после ввода в эксплуатацию новой высоковольтной линии, построенной на подконтрольной территории. С марта под т.н. «внешнее управление ДНР-ЛНР» ушли Енакиевский коксохим и Донецккокс (производившие кокс не только для местных металлургических комбинатов, но и для расположенных на подконтрольных территориях), ряд шахт, добывающих коксующие и энергетические угли.
- Наиболее критичной стала потеря 100% добычи антрацита, приведшая к необходимости увеличивать импорт угля, а также переориентации блоков тепловых электростанций на угли газовой группы, что привело к образованию в середине осени дефицита и по этой марке энергоресурсов. Несмотря на то, что по сравнению с прошлым годом план по добыче угля был снижен почти на 20% - но даже и он недовыполняется, отставание по итогам 10 месяцев составило 3,3%, а по энергетическим углям – 11,1%.
- Ситуация продолжает ухудшаться: в октябре добыча угля отставала от прошлогодних объемов уже на 25,9%. Образовавшийся дефицит пришлось закрывать поставками из США и ЮАР (что еще 5 лет назад вызвало бы удивление). По состоянию на 24 ноября порт «Южный» принял уже 14 суден с энергетическим углем для государственных и частных тепловых электростанций, а общий объем переваленного груза приближается к 1 миллиону тонн. И это еще не предел – в оставшиеся до конца года пять недель ожидается прибытие еще нескольких балкеров с углем.  
Сложной остается ситуация в металлургии. Добыча металлических руд сократилась на 7,1%, выпуск металлургической продукции – 1,1%. 
- Выплавка стали в январе-октябре сократилась на 4,1%, чугуна – на 17,0%, катанных и кованных полуфабрикатов – на 8,7%, полуфабрикатов, полученных непрерывным литьем – на 20,6%, проката черного металла – на 11,1%, проводов стальных – на 1,0%... Поспособствовали этому уменьшение добычи сырья: на 4,4% - железорудного неагломерированного концентрата, на 11,1% - агломерированного концентрата, на 2,3% - неагломерированной железной руды. С конца марта по третью декаду июля простоял Днепровский меткомбинат, который и до того работал на 25-30% своей мощности… В сегменте поддерживающей продукции «для металлургов» - тоже проблемы: производство прокатного оборудования сократилось на 38,2%, а конвертеров и литейных машин – на 56,2%!
- Помимо внутренних сложностей, отрасль продолжает добивать «Укрзализныця». К примеру, сейчас обеспеченность предприятий горно-металлургического комплекса вагонами составляет лишь 29% от общей потребности. По отдельным предприятиям – ситуация выглядит более-чем критичной:(см. в приложении)
Из-за организованного железнодорожниками дефицита вагонов металлургические и горно-обогатительные комбинаты постоянно срывают не только производственные планы, но и валютные зарубежные контракты и терпят колоссальные убытки от недопоставки продукции. Только за 20 дней ноября один лишь Ингулецкий ГОК (Днепропетровская обл.) недопоставил своим контрагентам почти четверть миллиона тонн товарной продукции. Полтавский ГОК получил от Укрзализныци для отгрузки своей продукции в 5 раз меньше подвижного состава, чем планировалось. Все это внесло свой вклад в системный промышленный кризис в Днепропетровском и Полтавском регионе.
Далеко не все подотрасли промышленности, пережившей значительное падение, смогли даже с учетом низкой базы сравнения показать позитивную динамику.
- Сохраняются, невзирая на прирост объемов производства на 11,5%, проблемы в химической отрасли. По сравнению с январем-октябрем 2016 года на 2,5% сократилось производство серной кислоты, на 4,0% - спирта неденатурированного. Из-за  непродуманной политики месяцами простаивали без дела отечественные производители минеральных удобрений – «Ровноазот» и «Черкасский азот». Только в третьей декаде июня заработал химкомбинат в Черкассах, в середине июля – «Ровноазот», остановленные в марте 2017 года. Только в конце ноября запустился остановленный весной «Северодонецкий азот». Только 1 ноября в очередной раз попытался запуститься Одесский припортовый завод, до этого шесть месяцев находившийся по официальной версии в «регламентном ремонте», но его трижды за неполный месяц останавливали из-за поломок компрессора. На четвертый запуск предприятию не дали газа. За это же время цена на карбамид упала, и желающих его законтрактовать попросту не оказалось Последний релиз предприятия выглядит безрадостно: «К сожалению, мы не смогли найти покупателей для того, чтобы завод зимой работал… Если мы в ближайшее время не найдем покупателей – запуск будет уже в начале сезона следующего года, в феврале-марте"…
- На трех авиазаводах страны – продолжается прошлогодние затишье и застой. Как большая победа расценена сборка и продажа в Казахстан Ан-74. Это уже и не удивляет – и в прошлом году общими усилиями выпустили за саудовское финансирование также всего один (демонстрационный) образец Ан-132, который теперь вместе с более давними наработками Ан-148 и Ан-158 возят по авиасалонам как «перспективные проекты». Время от времени концерн «Укроборонпром», куда передали мощности «Антонова», обнародует информацию о подписании договоров, меморандумов, протоколов о намерениях, благодаря которым на отечественных предприятиях вот-вот начнется серийная сборка самолетов. Но по факту ничего этого не происходит и уже не первый год. Практически спрятан под сукно проект АН-70, который десятилетия назад представляли как самый конкурентоспособный военно-грузовой самолет в мире. Последняя новость о нем – намерение «Антонова» переапгрейдить АН-70 таким образом, чтобы полностью избавить его от российских комплектующих, но до практический работы в этом направлении руки пока не дошли. Потихоньку запылилась и озвученная идея о достройке второго АН-225 «Мрия», представленная год назад на 70-тилетнем юбилее АНКТ «Антонов».
- Некогда мощная судостроительная отрасль постепенно превратилась в судоремонтную и судо-покрасочную. Сегодня отечественные корабелы, которые в конце 80-х годов ежегодно спускали на воду 50-60 коммерческих суден и 10-12 военных кораблей (а Украина была в семерке стран мира, способных выпускать авианосцы), перебиваются разовыми мелкими контрактами, и выживают в основном благодаря проведению ремонтных работ по замене металла. Деградация отрасли налицо. К примеру, ГП «Николаевский судостроительный завод» (бывш. им. 61 коммунара), известный созданными на нем броненосцем «Потемкин» и авианосцем «Варяг» (ныне – флагман ВМС Китая «Ляонин») с 2009 года не построил ни одного корабля. С ноября 2014 года на предприятии не платится зарплата, долг по которой превысил 58 млн. грн. На имущество предприятия еще в 2015 году по решению суда наложен арест, счета предприятия также заблокированы. 1 ноября 2017 года предприятие окончательно стало, объявив, что не в состоянии дальше содержать за свой счет недостроенный тяжелый ракетный крейсер «Украина», как это происходило в течение трех последних лет. Прошло более трех недель, но реакции правительства нет. В то же время возможное разрушение энергетических узлов и элементов оборудования корабля-недостроя грозит экологической катастрофой и загрязнением акватории Буга и Ингула… Некую надежду судостроению дает свежее постановление Правительства от 22 ноября №879, предусматривающее возобновление финансирования программы строительства военных кораблей типа «корвет» проекта 58250. Первый корабль этой серии «Владимир Великий» начал строится в 2011 году, на момент прекращения выделения средств (середина 2014 года) его готовность оценивалась в 17%. На его достройку необходимо 3,6 млрд. грн., из которых в будущем году намерены дать 1,4 млрд. грн. Но обещания выделения средств регулярно звучали и в 2015, и в 2016, и в 2017 году – однако на практике корабелы не получили ни копейки…
Даже в тех отраслях, где формально достигнут рост – тоже далеко не все однозначно.
- В пищевой промышленности – на 9,9% сократилось производство мяса свежего и охлажденного крупного рогатого скота, на 5,9% - свинины, на 20,2% - мороженого мяса птицы, на 7,4% - смесей соков фруктовых и овощных, на 4,3% - свежего сыра неферментированного, на 3,6% - йогуртов и сквашенного молока, на 1,5% - муки, на 6,9% - хлеба и хлебобулочных изделий, на 2,1% - сахара, на 2,4% - кондитерских изделий не содержащих какао, на 19,3% - спредов и жировых смесей, на 0,7% - молокосодержащих продуктов, на 14,5% - коньяков, на 16,4% - водки, на 1,5% - пива. Сокращение производства ожидаемо привело к росту цен на продукты питания на 12,3% по сравнению с январем-октябрем 2016 года. При таких тенденциях пищепром не только не сможет расширять присутствие на внешних рынках, но вскоре начнет терять и собственный внутренний…
- В легкой промышленности – зафиксировано сокращение производства шерстяной пряжи на 26,1%, костюмов, пиджаков, юбок, брюк, комбинезонов женских – на 8,2%, мужских пиджаков и блейзеров – на 3,1%, женских пальто и плащей – на 3,5%, свитеров и пуловеров – на 0,2%, кожаной обуви – на 4,7%.
- В фармацевтической отрасли на 11,1% упало производство лекарственных средств, содержащих антибиотики.
- Хватает проблем в отрасли стройматериалов: добыча известняка и известнякового камня (для изготовления цемента и извести) в январе-октябре уменьшилась на 16,5%, производство негашеной извести – на 8,9%, блоков из цемента и бетона и кирпича – на 3,8%, элементов строительных конструкций из цемента, бетона и искусственного камня – на 8,8%, щитового паркета – на 18,1%.    
- Падение продолжается в электронной, электромеханической и механической отрасли. По сравнению с январем-октябрем прошлого года на 55,5% сократился выпуск полупроводниковых изделий, на 12,2% - контрольно-измерительной аппаратуры, на 16,7% - низкомощных электродвигателей постоянного тока, на 16,8% - среднемощных электродвигателей переменного тока, на 28,2% преобразователей и катушек индуктивности, на 50,1% - панелей цифрового управления, на 13,3% - изолированного провода, на 10,3% - кнопочных включателей-переключателей, на 18,7% - патронов для ламп, на 20,2% - стиральных и сушильных машин, на 8,2% - дренажных и канализационных насосов, на 56,5% - валов, на 27,6% - контрольно-кассовых, маркировочных и билетных аппаратов, на 26,1% - аппаратуры и оборудования для очистки воды, на 2,8% - верстатов, на 14,7% - плугов, на 6,6% - распушителей и культиваторов, на 5,1% - машинного оборудования для сортировки, просеивания, промывания, дробления и т.д.. 
Речь не идет о какой-то новой, трудоемкой, технологически неподъемной в условиях кризиса промышленной продукции – мы теряем объемы производства того, что выпускалось всего 12 месяцев назад, а его реализация давала людям рабочие места, а бюджету – налоговые поступления!
В целом следует отметить – у последних трех правительств нет четкого комплексного видения перспектив отечественной промышленности, первоочередных приоритетов, эффективных инструментов поддержки высоко- (пока еще) конкурентных сегментов промышленности. Уже больше года пишется «Стратегия развития промышленности», которая – даже если будет представлена, как обещано, до конца 2017 года – как минимум весь 2018 год останется без финансирования, поскольку к тому времени Государственный бюджет на 2018 год уже будет утвержден!
Со стороны Правительства идут постоянные заявления о государственной поддержке отечественного машиностроения. Инструменты поддержки известны давно, они не являются какими-то уникальными – недорогие и желательно «длинные» кредиты, помощь в расширении рынков сбыта и продвижении продукции, государственный / муниципальный заказ. Но в практической плоскости не делается ровным счетом ничего. 
- Создание экспортно-кредитного агентства намечено на 2018 год, но как показывает запуск новых институций – до начала его практической работы может уйти от нескольких месяцев до года. 
- Дешевых и длинных кредитов как не было, так и нет, а повышение с 27 октября (впервые с августа 2015 года) учетной ставки НБУ на 1% - негативный сигнал о том, что кредиты будут не дешеветь, а дорожать.
- Госзаказы даже в такой важной сфере как оборона (не говоря уже обо всех остальных) финансируются не полностью, со значительным отставанием и завершаются гораздо чаще коррупционными скандалами и «левыми» тендерами, а не успешной реализацией.

НоСЭП